3-4-2017-13-4-2017-2

Православная газета Веди

№ 3-4 (204-205) 2017

 

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Сергей Астахов

Astahov o vl.Ioanne Snycheve – Сергей Игоревич, как вы познакомились с владыкой?
– Как деятельный член одного из петербургских православных братств. Начало 1990-х годов – это время распространения в России всевозможных сект, активизации деятельности протестантских проповедников.

Естественно, эти явления вызывали протест у неравнодушных православных людей, особенно молодых. Петербург был тогда не очень воцерковленным городом, но в нем было немало тех, кто стремился обрести веру в Бога. Для противодействия сектантскому движению, прежде всего в молодежной среде, и стали возникать православные братства. Владыка Иоанн заинтересовался этими братствами, которые организовывались спонтанно, действовали достаточно автономно, не спрашивали благословения правящего архиерея. И он решил, что этих людей надо взять под свое окормление. Вот так я и ряд моих единомышленников оказались пред владыкой Иоанном, можно сказать, «на ковре», давая объяснения о своей деятельности.

– А какое впечатление на вас произвел владыка тогда, в первую встречу?

– Впечатление очень спокойного, рассудительного, мудрого человека. При этом и очень простого. Вот это сочетание простоты и мудрости сразу бросалось в глаза и сразу располагало к нему. Для нас, молодых православных, рвущихся на защиту православных святынь и ценностей, встреча с таким человеком была необычайно важна. Мы ведь пытались найти такой идеал иерея, архиерея, на которого можно было бы равняться, и… как-то не находили. Но вот мы познакомились с владыкой, и стало понятно, что все-таки такие люди есть.

– Издательство «Царское дело» выпускает книги владыки. Какая, на ваш взгляд, основная идея всех его трудов?

Он был уверен: вся история России – в Промысле Божием, под всевидящим оком Господа

– Мне думается, что идея покаяния, идея обретения Бога. Все книги владыки – об этом, независимо от того, касаются ли они сугубо духовных аспектов жизни человека или посвящены проблемам политическим, вопросам государственного устройства, которые очень волновали его – этим проблемам посвящен его труд «Русская симфония». Кстати, за 20 лет, что прошли после кончины владыки Иоанна, издательство «Царское дело» перевыпускало эту книгу больше 10 раз и приличными тиражами – такой отклик она находит у читателей. Но даже в работах о русской государственности, о русской симфонии тема обретения веры, обретения Бога не просто присутствует – она проходит красной нитью как основная. Потому что вся история России – в Промысле Божием, под всевидящим оком Господа. Думаю, такой взгляд на историю нашего Отечества, в которой все события происходили и происходят исключительно промыслительно, был для многих читателей открытием.

Владыка Иоанн видел особый путь России. Книга «Русская симфония» по объему небольшая, казалось бы, для такого серьезного исторического труда, который начинается с древних племен славянских и заканчивается современностью, – но это очень емкая по содержанию книга, и Промысл Божий над Россией в ее истории показан в ней очень ярко.

Эта тема обретения Бога – главная и в других его трудах, проповедях, письмах: «Письмах духовным чадам», «Письмах монашествующим», «Дай мне твое сердце» (это сборник писем владыки к мирянам), «Наука смирения». Он назидает, он поучает и все время зовет к очищению человеческой души, к покаянию.
Astahov o vl.Ioanne Snycheve2  Филипп Москвитин. Митрополит Иоанн (Снычев), Санкт-Петербургский и Ладожский
– Есть мнение, что владыка сам книг не писал – за него это делал кто-то другой. Так ли это на самом деле?
– Все книги владыки Иоанна, которые были выпущены издательством «Царское дело» как при жизни владыки Иоанна, так и после его кончины, вне всякого сомнения, являются его авторскими работами. Прежде всего, это его труды «Самодержавие духа», «Русь соборная», которые являются двумя большими составными частями книги «Русская симфония» и были выпущены при жизни владыки Иоанна в 1994 и 1995 годах. Это, естественно, и его многочисленные статьи, обращения к общественности и публицистические работы, которые публиковались в СМИ в те годы, – в последствие из этих материалов была составлена книга «Русский узел». Что же касается проповедей владыки Иоанна, его дневниковых записей или писем духовным чадам, которые также выпускало издательство «Царское дело», то их авторство, я думаю, ни у кого никаких сомнений не вызывает.
Хотелось бы сказать несколько слов и о деятельности пресс-службы митрополита Иоанна, которая была создана по его инициативе в 1993 году и существовала вплоть до кончины владыки – до ноября 1995 года. Действительно, пресс-службу возглавлял Константин Юрьевич Душенов; я и еще несколько человек были ее сотрудниками. Работала пресс-служба на общественных началах. Поэтому не являлась епархиальной структурой – то есть мы не состояли в штате сотрудников Санкт-Петербургского епархиального управления. В задачи пресс-службы входила подготовка и размещение в средствах массовой информации тех авторских материалов владыки Иоанна, на публикацию которых он давал свое благословение. Также пресс-служба по поручению владыки Иоанна выполняла работу по поиску необходимых исторических и архивных источников, готовила текущие обзоры СМИ и представляла интересы митрополита Иоанна в переговорах со СМИ, общественными и государственными организациями. Это основные направления деятельности пресс-службы. Она была помощником владыки Иоанна в его работах.

– В книге «Самодержавие духа» увидели идеализацию царя Иоанна Грозного. Считается, что владыка Иоанн дал ход движению за канонизацию этого русского самодержца. Как бы вы прокомментировали подобные мнения?

– С моей точки зрения, говорить о том, что владыка Иоанн идеализировал царя Иоанна Васильевича Грозного, серьезное преувеличение. Он считал, что тот образ царя, который с давних пор представляет русская историография, намеренно искажен, и он выступил против этой клеветы. Позиция владыки изложена в его книге. Повторюсь: на мой взгляд, это не идеализация – это возврат к исторической правде. Владыка был одним из первых, кто поднял вопрос о необходимости восстановления исторической правды по отношению к Иоанну Грозному, оболганному и оклеветанному. Позже появились публикации других исследователей, которые стали разрабатывать вот этот взгляд на личность и деятельность Грозного.

В истории есть ключевые фигуры, и владыка Иоанн это прекрасно понимал. Таким был, помимо царя Иоанна Васильевича, и государь Николай II, который тогда не был еще прославлен официально Русской Православной Церковью, хотя в народе было почитание государя-мученика и его семьи. Владыка уже тогда поднимал вопрос о необходимости сбора материалов для их канонизации.
Astahov o vl.Ioanne Snycheve3  Митрополит Иоанн (Снычев) выступает на II Конгрессе соотечественников
– За свою деятельность владыка подвергался всевозможным нападкам. Как он относился к ним?
– Владыка делал то, что мог и должен был делать. Он всегда стоял за правду Божию. А при отстаивании правды, при отстаивании своих взглядов ты, естественно, будешь подвергаться и нападкам, и насмешкам, и оскорблениям. Владыка это понимал. И мне кажется, не обращал внимания. Хотя, возможно, как человек, и переживал, скорбел, что его позицию не все разделяют. Но внешних проявлений гнева, раздраженности, какой-то подобной же ответной реакции не было.

Владыка Иоанн был человеком внутренне очень цельным, очень духовным. И он понимал, что за правду Божию нужно стоять – и стоять до конца.

– Не могли бы вы рассказать, какую роль в вашей личной жизни сыграл владыка?

– Собственно, вся моя жизнь изменилась после встречи с владыкой Иоанном. Личных воспоминаний много, они мне очень дороги. Мой брак был благословлен владыкой: я представлял ему свою будущую супругу, он очень тепло и душевно и со мной, и с ней беседовал о семейной жизни.

Владыка был человеком очень молитвенным, и когда я просил его о чем-то помолиться или о ком-то помолиться, то я реально ощущал эту молитвенную помощь и поддержку, которая приходила через его обращение к Богу.

Он горел верой в Бога. И вера его укрепляла нас. Она была во всех его словах – такая, что не принимать эти слова и не исполнять их было просто невозможно. Не было никакой особой силы убеждения – была искренняя вера и любовь. И все, кого он наставлял, кого он поучал, чувствовали эту любовь.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить