3-4-2017-13-4-2017-2

Православная газета Веди

№ 3-4 (204-205) 2017

 

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

К 70-летию открытия
Никольского храма в Алма-Ате (6 апреля 1946 года)

24 марта 2016 года мы встретились с монахиней Верой около Никольского Храма г. Алматы, чтобы побеседовать, вспомнить те далекие времена, когда Владыка Николай (Могилевский) еще только-только начинал свое служение в Алма-Ате. Нам очень нужна память  простых людей, окружающих Владыку в повседневной жизни.

Ведь это – церковные предания…

Zhizn po vere1 Монахиня Вера (Безвербных) и гл.редактор газеты «Веди» В.П. Печуева

Монахиня Вера (Безвербных):
С детских лет я прилепилась к церкви. Мне всегда нравилось там быть, всё умиляло, всё радовало. Как только себя помню, еще маленькой крохой я убегала в церковь и там пела. Мы тогда жили прямо напротив церкви на первой Алма-Ате. Увижу в окно – венчание или отпевание – бегу в церковь и пою с хором. Люди удивлялись: такая маленькая, а так ладно выводит «со святыми упокой»!
Zhizn po vere2 Потом мы переехали на Кавалерийскую улицу. И в это время там поселился после назначения на кафедру в Алма-Ату Владыка Николай (Могилевский), наш будущий святой исповедник. Епархиального дома еще не было, всё помещалось на Кавалерийской, 45.
 Уборщицей этого дома была Татьяна Павловна. Она попросила меня помогать при уборке архиерейского дома. Мне тогда был лет 11, я шустренькая была, молоденькая, быстро убирала, протирала всё. И очень была довольна, что находилась рядом с митрополитом.
Потом, когда подросла, стала провожать его на службу в Никольский храм. Он ездил на трамвае, был у него тяжелый портфель. Я жду его на остановке, портфель его беру и сопровождаю на службу. И в трамвае всю дорогу трещю ему свои детские рассказы, видимо, своими  разговорами утомляла его, но он не сердился, а я была довольна общением.
Со временем он сказал как-то в церкви: «На клирос, на клирос, пошли на клирос!».
Так я на клирос пошла, стояла и держалась за его кресло. Он на клиросе часто канонаршил, пел великолепно, просил, чтобы и народ в храме пел. Мне же говорил: «Подходи ближе к книгам, подходи поближе!». А старушки на клиросе слепенькие, я стеснялась подходить к певчим книгам, но когда владыка мне подсказал, я все-таки стала подходить к книгам; и так, стоя позади его кресла, я научилась петь на клиросе.
Владыка Николай служил очень торжественно, молитвенно, возгласы были не быстрые, степенные.
Он часто повторял: «Други мои, не пишите друг на друга доносы, вообще не пишите доносы, любите друг друга и Господь не оставит вас!».
Проповеди его записал один редактор, еще под диктовку владыки. Это не те проповеди, которые поместила Королева в своей книге, это была большая книга, там есть упоминание о его родителях, по-моему, один экземпляр находится у о. Валерия. Другая книга проповедей была напечатана Zhizn po vere3 Ниной Михайловной Штауде, келейницей о.Исаакия. Она знала стенографию, и когда владыка проповедовал, она записывала его проповеди. Эти проповеди машинным способом были напечатаны в нескольких экземплярах.
Однажды, уже после преставления владыки, я была в Ельце у архимандрита Исаакия, один экземпляр она отдала в Никольский собор, а второй я отвезла к митрополиту Пимену (будущему патриарху?). Когда я приехала в Новодевичий монастырь в Москве в его резиденцию, вышли ко мне иподьяконы, спросили, что я хотела передать владыке, но я сказала, что хочу получить его благословение. И владыка меня принял, усадил за стол, появился сразу чай, печенье, и  владыка говорит: «А я вас знаю!». Оказывается, когда они приезжали в Таллин хиротонисать владыку Алексия, будущего патриарха Алексия Второго, то проезжали через Пюхтицу, где я была послушницей в то время, и настоятельница  монастыря поручила мне обслуживать и подавать им на стол за обедом. Там были архиереи – митрополит Ювеналий, митрополит Пимен и другие, их я не запомнила.
Так вот, митрополит Пимен меня запомнил, такая память у него была. Напоил он маня чаем и дал 300 рублей денег, эти деньги я переслала потом Нине Михайловне Штауде в Елец. Zhizn po vere4

Из духовенства владыка Николай  в Алма-Ате особенно был близок с о. Исаакием (Виноградовым). Отец Исаакий с1947 года был настоятелем Казанского храма, а в 1948 году владыка перевел его в Никольский кафедральный собор настоятелем, где он прослужил до 1958 года. Архимандрит Исаакий был настоящим помощником владыке. Помню, когда пришел о. Исаакий в Никольский собор, читали Великим постом канон Андрея Критского, приглушали свет, а иконостас завешивали черной марлей. Я была очень удивлена.
В это время я пришла к нему на исповедь домой (в храме ему не разрешали принимать исповедь, такие были времена), он жил в частном доме, снимал двухкомнатную квартиру, и увидела, что у него дома тоже были завешаны иконы черной марлей.
Горели свечи, было торжественно. А я говорю: «Отец Исаакий, я три дня ничего не ела, готовилась, чтобы исповедаться!». Он ответил: «Вот какая умница, это хорошо».
Завел меня в комнату и говорит: «Тетя Лида, накорми ее, три дна не ела!». Тетя Лида поставила хлеб, варенье, с голодухи я наелась досыта. Пошли исповедоваться. Я говорю: «Батюшка, такая я грешная (мне было тогда лет 13-15),столько у меня грехов, вы бы хоть меня поругали за мои грехи!». А он говорит: «Милая моя, в жизни тебя еще так поругают!  Ругать будет кому, а жалеть будет некому».
Владыка Николай в Страстную неделю служил всегда, и даже в понедельник, вторник, когда пели: «Се, Жених грядет в полуночи и Чертог Твой вижу, Спасе, украшенный», владыка на кафедре пел, ему подпевала Мария регенша иногда, но в основном владыка пел один, пел так торжественно, умилительно, с таким страхом, что всё это передавалось нам и молящимся. В это время мы действительно видели Чертог Спасителя.
Одним из первых иподьяконов у Владыки Николая были Владимир Котляров и Павел Уржумцев.
Вскоре рассмотрел Владыка во Владимире талантливого священнослужителя. Он рукоположил его сначала в дьяконы, а затем во священника в 1953 году.
Отец Владимир был высокого роста, волнистые волосы, курчавая борода. Он был прекрасным проповедником, вел литургию на ранней службе в Варварьинском приделе. Народ его очень любил.
Потом он уехал в Питер, окончил академию. Впоследствии о.Владимир был пострижен в иеромонаха и в конце своего служения стал митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским.
Так, с благословения Владыки Николая, приумножалось достославное священство нашей церкви.  
Похороны владыки проходили 26 октября 1955 года, он скончался 25 октября, мы служили в это время вечернюю, в нижнем Успенском приделе. Отец Исаакий начал службу, но сразу позвонили и сказали, что владыке плохо. Он оставил за себя служить о.Даниила и уехал на Джетысуйскую 15, где жил в это время владыка Николай. Отец Исаакий приехал к нему, а владыка уже скончался. Он прочитал отходную, облачил его и позвонил нам, чтобы все певчии пропели ему панихиду. Трамваи уже не ходили, мы поймали машину и приехали. Владыка покрыт был белым покрывалом, в митре, дикири и трикири по бокам стояли, но гроба еще не было.
Когда мы пропели, я поцеловала его ножки, обняла и сказала: «Так бы приложиться нам к вашим стопам, когда вас прославят!». И Господь сподобил, что его прославили, и я теперь всё время прикладываюсь к его стопам.
Похороны были – миру, миру было столько! Я несла крышку гроба. Мы шли пешком до кладбища. Была здесь Екатерина, уйгурочка, она так любила владыку, что три дня ночевала на его могилке. Она и потом почитала владыку, и всё время приносила на его могилку цветы.
Святитель отче наш Николае, моли Бога о нас, грешных!

В.П.Печуева
24 марта 2016 год, Никольский храм, Алма-Ата
(Продолжение в следующем номере)

 

 

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить