3-4-2017-13-4-2017-2

Православная газета Веди

№ 3-4 (204-205) 2017

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Четыре креста в небе России… Несколько раз я встречала эту женщину на православных "мероприятиях" по разным случаям. И совсем недавно - на юбилейном празднике "Русского Дома" во МХАТе. В темном брючном костюмчике, худенькая, простое неулыбчивое лицо. Я знала - это Любовь Васильевна, мама Жени Родионова, русского солдата, не снявшего с себя православный крестик в обмен на обещанную бандитами жизнь. Мне всегда хотелось подойти к ней. Только что я могла сказать? Дежурные слова сочувствия? Но она слышала их так много...

Расспросить о Жене, его детских годах, подростковых радостях и печалях? Но ведь это значит вновь бередить незаживающую материнскую рану... Я посматривала на нее со стороны, мужественную женщину, поднявшую свое материнское назначение на такую недосягаемую для меня высоту - только голову склонить перед ней, только помолиться, чтобы даровал Господь солдатской матери духовную крепость и телесное здравие.

О подвиге Жени писали и пишут. Но все-таки напомню. Женя ушел из родного поселка Курилово под Подольском в армию. Был отправлен в Чечню, в погранчасть. Однажды, заступив на пост, Евгений Родионов был взят в плен. Три месяца плена - пытки, издевательства, угрозы. Потом "выгодные" условия: ты снимаешь крест, отрекаешься от Православной веры, становишься мусульманином, ты живешь (!) или... Звериное сердце глухо к человеческому страданию. Женя выбрал веру. Маленький крестик на груди обезглавленного Жениного тела.

А мама, получив телеграмму из воинской части, что ее сын дезертировал, понимает - дело в другом. Женя не мог оставить часть, малодушие, трусость, безответственность - не его черты характера. Любовь Васильевна воспитала его другим...

И она отправляется на поиски. Идет по заминированным дорогам, под чеченскими пулями, забывает о страхе за свою собственную жизнь - ищет сына Женю, рядового Евгения Родионова, ее единственное, Богом данное чадо. И в то время, когда рука бандита была занесена над Женей, она находилась совсем рядом, в семи километрах. Она еще не знала, знал только Господь - мать ищет уже погибшего сына. Он был казнен в день своего рождения - 23 мая 1996 года. Сколько пережито Любовью Васильевной знает только она. Что-то рассказала, чем-то поделилась, но, думаю, есть в ее сердце сокровенные уголки, куда никому нет хода.

Не получилось торга с русским солдатом, так почему бы не выставить счет почерневшей от горя матери? Палач Жени "много" не запросил, всего несколько тысяч долларов и он покажет, где лежит ее сын. Мать собрала эти деньги. Ничего не нажила она на черный день, растила сына честно, а значит - трудно. Всего-то и была маленькая двухкомнатная квартирка. Любовь Васильевна ее закладывает. Палача устроила собранная матерью сумма. Она нашла сына в воронке от авиабомбы. Слегка присыпанные землей - тела казненных. Среди них - тело Жени. По крестику узнала его мать.

Тело сына мать привезла в родной поселок Курилово, похоронила, поставила крест на могиле. И идут теперь к тому кресту старые и юные, образованные и простецы, благополучные и неудачники. И стоят, кто опустив глаза, кто утирая слезу, кто придирчиво вглядываясь в лицо обычного паренька на портрете. Что особенного в нем? Почему? Зачем?! Не на все вопросы бывают ответы. В одной газетной публикации я прочитала, что с Женей Родионовым погибли три его боевых товарища, которым тоже предложили вместе с жизнью другую веру. И они сделали свой выбор. Один, как и Женя, был обезглавлен, двое других - расстреляны. И у меня тоже возникли вопросы, на которые очень хотелось получить ответ: кто они, эти мальчики? Но недолго пребывала я в неведении. Господь скор на промыслительные встречи. Телефонный звонок:
- Меня зовут Елена Борисовна, я преподаю в православной гимназии храма Воскресения Христова, что в Измайлове. Мы с детьми каждый год посещаем могилку Жени Родионова. И в этом году были. Знаете, произошло удивительное явление, я хочу рассказать, приезжайте...

И вот уже смотрим альбом с фотокарточками. krest2
 
 - Это мы у храма, перед поездкой, это - в автобусе, это панихида у Жениной могилки. Видите, какой крест высокий, его издалека заметно. Это прихожане нашего храма, это Любовь Васильевна, а это...
Над Жениной могилой в синем небе вижу. четыре больших креста. Чья-то обыкновенная "мыльница" выхватила кусок небесной сини с белыми облаками, чудесным образом вытянувшимися в православные кресты. Свидетели - все, кто был в тот день на кладбище. "Дети, - рассказала Елена Борисовна, - были потрясены". Четыре креста над могилой героя?

- Их было четверо... - Елена Борисовна протягивает мне потрепанный газетный листочек. На нем - фотографии еще троих воинов, Христовых воинов. Вместе с Женей они попали в плен, вместе с Женей терпели издевательства и пытки, вместе коротали последнюю ночь перед казнью. И вместе сказали - нет. Вот их имена: Андрей Трусов, Александр Железнов, Игорь Яковлев.

Андрей Трусов родом из Орла. Парень как парень, закончил ПТУ, стал пчеловодом. От армии не косил, больше того, сам пришел за повесткой. Был призван в пограничные войска. Сослуживцы звали его "поручиком" за верность дружбе и веселый нрав. В ночь перед пленом сына матери его, Нине Николаевне, был знак: она ясно услышала из комнаты сына его голос - "ма-а-а-ма!" А отец, Николай Александрович, уже после смерти сына видел сон: недалеко от дома, в роще, гуляет молодежь, и Андрей с ними. Отец зовет его домой, а Андрей не идет: "Нет, пап, я себе землю купил..."

Был сон и Нине Николаевне: спускается Андрей с пригорочка, мать хочет обнять его, а он говорит:
- Все, мама, я ухожу... В одном из писем он сообщил родителям, что ему достали хорошие офицерские сапоги, и теперь ему на Кавказе никакая зима не страшна. По сапогам Андрея Трусова и опознали. Саша Железнов из Новгородской области, из города Вача. Перед армией выучился на слесаря, рано остался без отца, был в семье за хозяина. Получил повестку - сразу в военкомат. Пограничные войска... Мать в слезы - далеко могут услать, он у них один кормилец, как она без него обойдется? Собралась идти хлопотать за Сашу в военкомат, но сын запретил матери выпрашивать поблажки. Звали его "железякой" - рослый, красивый, сильный, не пил, не курил. Мама, Нина Ивановна, как и Любовь Васильевна Родионова, получила телеграмму, что ее сын самовольно оставил часть. И она тоже едет в Чечню искать сына. Воронку от авиабомбы, в которой были засыпаны землей их сыновья, матери нашли вместе.
 
Игорь Яковлев - из Липецкой области, из села Петровское. Отец, Владимир Иванович, знатный комбайнер, и сын выучился на комбайнера. В армию пошел по первой повестке. "У меня все нормально", - писал домой одно и то же. Когда родители получили телеграмму, что Игорь самовольно оставил часть, никто из односельчан этой клевете не поверил - не таков был сын Яковлевых.
Вот такие русские солдаты покоятся далеко друг от друга, на разных кладбищах земли Орловской, Липецкой, Новгородской, Подмосковной. Жизнь соединила их, и они стали не только сослуживцами - друзьями. И дружбы не предали, и веры не предали, и Отечества не предали. И кто знает, может быть, четыре креста в небе над Жениной могилой - Божье благословение сделать известными их пока еще малоизвестные имена. Ведь зная имена, мы можем молиться за упокой их души, можем рассказывать о них нашим погрязшим в цинизме и греховных удовольствиях детям. Зная их имена, станем укрепляться в том, что Россия не измельчала своими сыновьями, что понятия чести, достоинства, верности Родине и Богу - понятия вечные и никакие, даже самые тяжелые времена, их под себя подмять не могут.
 Им предлагали: "Напишите домой, вас выкупят", - но они не только не написали, но даже адресов своих не дали бандитам, а ведь лютый чеченский плен требовал от них каждодневного мужества. Они были вместе. С той минуты, как попали в плен - до последней минуты земной жизни. Мы никогда не узнаем, что говорили они друг другу в последнюю ночь перед казнью. Но Господь знает и последние слова, и последние воздыхания, и последние мысли.

Четыре креста в небе России... Четыре тоненьких деревца, посаженные матерями на месте казни их сыновей. Кроме Жени, никто из ребят не носил нательный крестик, но веры своей, как и он, не предали. Давайте будем поминать их в своих молитвах, подавать записочки за них, просить Господа о упокоении душ усопших рабов Его - Евгения, Андрея, Александра, Игоря. Русские судьбы. Русские характеры. Русские имена. Вечная им память.

Наталия Евгеньевна Сухинина, 2012г

 

Чудеса «воина в красной накидке»


Икона Святого воина Евгения - мученика Для того чтобы выкупить тело Евгения, Любовь Васильевна продала все. Вещи, квартиру, часть одежды. Перевезла Женю домой 20 ноября 1996 года. Похоронила. И все... Она осталась одна. Практически без жилья, без средств, без элементарной моральной поддержки. Люди шарахались от несчастной, как от прокаженной, - «своих бед навалом». Даже орден Мужества ей вручили тихо.
 
Но в это самое время в самых разных частях России стали происходить невероятные вещи. Еще в 1997 году я побывала в новом тогда реабилитационном православном детском приюте. Там одна из девочек-бродяжек рассказывала мне о неком солдате - «высокий такой, в красной плащ-палатке», который назвался Евгением, взял меня за руку и привел в церковь. Я еще удивилась, красных плащ-палаток вроде не бывает, потом ахнула: «Да это же плащ мученика!»
 
Дальше - больше. По многим церквям пошли рассказы о некоем «Божественном воине в огненном плаще», помогающем в Чечне пленным солдатам найти путь к свободе, показывающем им мины и растяжки... О нем же я услышала и от родителей в Комитете солдатских матерей в мае 1999-го: «Есть такой Святой воин Евгений - мученик. Он, говорят, в плену ребятам помогает. Мы на него, на его молитвы перед Господом очень надеемся».
 
В госпитале Бурденко раненые военные утверждали, что знают некоего солдата Евгения, который им помогает, «особенно когда подступают боли...». Многие клянутся, что видели его на иконе, когда были на экскурсии в храме Христа Спасителя. Мало того, «воина в красной плащ-палатке» знают и заключенные. «Он помогает самым слабым, поднимает сломленных...»
 
За годы, прошедшие со дня мученической кончины Евгения Родионова, произошло множество чудес, связанных с его именем. Ежегодно 23 мая на могиле Жени собираются сотни людей, почитающих подвиг воина. Здесь не единожды видели играющее в небе солнце и необычный радужный круг, обрамляющий солнечный диск.

«На Николу Зимнего в декабре 2003 года в нашем городе во второй раз проводился Крестный ход.
Мне, грешной, наш батюшка Сергий благословил нести икону воина Евгения Родионова, замученного в Чечне.

Одна прихожанка, Татьяна, увидев в моих руках эту икону, попросила молиться за её сына Евгения - и всё время старалась идти рядом со мной.

Когда мы немного отошли от храма, я услышала шаги - и не просто шаги, а чёткий, стройный шаг многих ног: так во время парада маршируют роты. На улице была тишина: мороз 40 градусов и время позднее, восьмой час вечера. И вот тогда я поняла, что с нами идут в Крестном ходе и Небесные наши покровители, и Евгений Родионов. Слёзы выступили у меня на глазах, а в сердце была такая радость, что хотелось кричать от счастья: "Слава Богу за всё!"»


Татьяна, г. Кайеркан, Красноярского края

+ + +


«Мне случилось в г. Днепропетровске приобрести брошюру "Новый мученик за Христа воин Евгений". Первоначально, до приобретения брошюры, увидевши изображение на фоне Российского флага воина Евгения Родионова, возникло недоверие в содержании брошюры. В последующую ночь, а вернее, ранним утром, я увидел стоящего у моей постели воина в камуфляже, как на портрете в брошюре, с накинутым сверху красным плащом-накидкой, как изображают на иконах мучеников. Вопросивши мысленно: "Кто ты?", я услышал ответ: "Я тот, о ком написана та книга". Видение было четкое, цветное и не вызвало страха. Как возникло, так и исчезло. После этого, дождавшись первого транспорта в г. Днепропетровск, я поехал в церковную лавку и приобрел брошюру о подвиге Евгения Родионова, содержание которой меня поразило и потрясло. С меня лились слезы покаяния и умиления на протяжении чтения всей этой книги, как потом впоследствии у всех тех, которым я давал читать эту книгу.
 
В один из воскресных дней я произнес проповедь о новомученике воине Евгении Родионове. Все слушавшие прониклись любовью к подвигу молодого воина-мученика за Христа, плакали. Придя домой после службы, книгу положил между полками книжного шкафа, и о месте ее нахождения знал только я. На следующий день, после утреннего правила, решивши переложить брошюру в книжный шкаф к другим книгам, я увидел, что лицевая сторона брошюры с портретом новомученика за Христа воина Евгения была усеяна каплями миро, которые светились под лучами утреннего солнца.
 
В подтверждение этого целую Честный Животворящий Крест и Слова моего Господа Иисуса».


Из рапорта священника Вадима (Шкляренко), 2001 г.

+ + +


«В августе 2002 года мне позвонил военный священник с Горного Алтая - отец Варлаамий. Ему срочно нужно было связаться с матерью воина Евгения Родионова, замученного в Чечне за отказ снять крест и принять ислам. Оказывается, в одном из погранотрядов на Алтае решили открыть церковь во имя св. мученика Евгения - и в память Евгения Родионова, и в память его тезоименитого Небесного покровителя. ... 20 ноября в храме был молебен и Крестный ход в честь мученика Евгения (храмовый праздник). Один из солдат, рядовой Андрей Зяблицкий, верующий человек, прочитавший жизнеописание Евгения Родионова и проникшийся особой любовью к его личности, держал в руках храмовую икону с изображением св. мученика Евгения-воина. Молебен и Крестный ход снимали на видеоплёнку - и прямо во время съемок крестного хода икона в руках солдата замироточила. Отец Варлаамий говорит, что на плёнке хорошо видно, как истекает миро по храмовой иконе. От иконы исходило сильное благоухание, несмотря на сильный ветер и холод. Миро истекало из нижней перекладины креста в руках святого мученика Евгения».

Из письма Владимира Мельника

+ + +


«Я тогда жила в Пятигорске, это было в 2002 г., в Минеральных Водах у нас есть Покровский храм, где находятся мощи местночтимого святого Феодосия Кавказского. На страстной седмице я поехала причащаться. Выехала к вечерней, по дороге купила газету "Завтра", положила её в сумку и забыла о ней. Сходила на вечернюю и осталась ночевать у знакомой, чтобы идти на утреннюю. Ночью мне снится сон, похожий на явь: у моей кровати стоит молодой человек, очень красивый, как на иконе, я спрашиваю: "Это кто такой"? А мне отвечают: "Это наш новый святой".
 
Утром я сходила на литургию, причастилась и поехала домой, то есть с момента покупки газеты прошли сутки, когда я села в электричку, то достала газету почитать, и сразу открываю на странице, где находилась икона мч. Евгения.
 
Я даже вздрогнула, так явно я видела её во сне. До этого я никогда его не видела, я только слышала о его подвиге по радио и читала в прессе, но без фотографий.
 
Я давно хотела написать об этом случае, так как знаю, что для канонизации надо собрать много подтверждений чудес, но не знала, куда написать».

Из письма Натальи Алексеевой

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить